Дневник последнего солдата. Глава 3: Электрик

Автор: Topaz33.Дневник последнего солдата
Электрик

4 апреля, 19:22. Городской Детсад №12, г. Электрозаводск.

— Мужики, вода есть? А то в горле пересохло… — продолжал Юрий, трудно дыша.

Я снял с пояса флягу и протянул ему, он жестом поблагодарил меня и отпил часть. Все трое мы поднялись в пристройку, где находился кабинет директора, и Юрий тяжело упал на диванчик…

— Юрий Антоненков был тёмной лошадкой в нашем отряде, с самого призыва его отношения с сослуживцами как-то не сложились – возможно, всё из-за его нечернорусского происхождения и украинского акцента. Хотя все и недолюбливали Юрия, но никто не осмеливался противостоять этому человеку.

Сам Юрий был примерно 2 метров роста и очень жилистого вида, что по сравнению с ним мы с Андреем выглядели очень сухими и мелковатыми. В отряде Юрий не имел особых друзей, но пользовался каким-то особым уважением, в наших с Андреем глазах он был всегда одинок и серьёзен, лично я никогда не видел его улыбчивым, и никогда не мог понять его клички в отряде, на которую он отзывался – его называли почему-то ”Электрик”…

4 апреля, 19:30. Городской Детсад №12, г. Электрозаводск.

— Юра, как ты нас нашёл-то? Как вырвался с той мясорубки на площади? Где все наши? — тараторил Андрей; я же просто молчал, облокотившись о стол.

Юрий, положив на колени свой огроменный РПК, снял шлем и с трудом начал рассказ.

4 апреля, 12:30. Центр Электрозаводска

Ефрейтор внутренних войск, Юрий Антоненков.

— Толпа всё напирала, везде кричали и суетились напуганные люди, Юрий стоял в оцеплении, обеспечивая порядок эвакуации гражданских. Вдруг справа, из окон зданий начали прыгать люди, началась паника, толпа ринулась к центру площади, Юрия и двоих его сослуживцев сбили с ног. Юрий не мог понять, что случилось, пока мельком не увидел, что нападавшие кусают людей и те в свою очередь через считанные минуты встают и тоже нападают на других…

Сзади строя заорал капитан: ”Бойцы, сомкнуть щиты, оттеснять агрессоров!”- все как один, бойцы отряда начали оттеснять это бушующее человеческое море. Юрий чувствовал, как трещит его щит, и через щитовую щель он увидел, что в толпе творится кровавая вакханалия – он и его братья по оружию продолжали стоять под титаническими ударами волн этого ужасного и бурлящего человеческого моря…

В наушнике рации послышалось: ”Гнездо, приём… это Мамочка, открыть огонь по нападающим, гражданских не зацепите!” И Юрий услышал выстрелы с крыш. Одно за другим существа, нападавшие на людей, начали падать да мокрый асфальт, но было уже поздно – толпа ещё живых рвалась и разбивалась о стены из щитов законников, и живые вперемешку с этими существами взбирались по уже мертвым и переваливались прямо в ряды бойцов, сдерживающих этот хаос. Существа начали рвать сослуживцев Юрия и многие, кто ещё стоял в оцеплении, дрогнули и начали бежать под натиском этого ужаса.

В рации снова послышался приказ: “Всем Гнёздам, приём, это Мамочка, Замок сметён… Повторяю: Замок сметён, только что укушенные проявляют агрессию, не видим возможности вести выборочный огонь… Повторяю всем Гнёздам: открыть огонь по всем на площади, конец связи…”

Над ошарашенным Юрием громыхнул КПВТ стоящего БТРа, и он на момент потерял слух.

Повинуясь звериному инстинкту, Юрий начал бежать к центру площади, под ногами хрустели кости уже упавших его сослуживцев и убитых тварей.

Вбежав в командную палатку, Юрий увидел, что недавно командовавший ими майор, пригнувшись и по-звериному оскалившись, грыз руку своего мёртвого интенданта. Из-за свода палатки выползла окровавленная и обезображенная женщина и по-кошачьи проворно прыгнула на Юрия, но промахнулась…

Юрий так бы и стоял ошарашено, если бы сильная рука не схватила его за разгрузку и не потащила прочь из палатки, это был лейтенант Коновалец.

— Ты что, боец, заснул, или тупой? Уходим отсюда, всё кончено! — заорал лейтенант. Они вместе выбежали на проспект, заполненный этими тварями, и направились к небольшому бронированному обменному пункту в виде киоска, закрыв за собой дверь. Им оставалось только слушать глухие удары по стенам, что издавали эти существа…

4 апреля, 19:00. Центр Электрозаводска.

Они сидели молча где-то несколько часов, Юрий не мог поверить увиденному, а лейтенант молчал и тяжело дышал.

Он начал первым:

— Ефрейтор, покоцали эти заразы меня – чувствую, стану как они…

Юрий ответил:

— Что вы, товарищ лейтенант, это всего лишь царапина.

Лейтенант, тяжело дыша, промолвил:

— Парень, ты до сих пор не понял, что творится? Мёртвые становятся, как они, и те, кто укушены, тоже. Мы с тобой как консерва для них в этом ларьке, это дело времени, моя песенка спета, а тебе надо жить.

Юрий замешкался и сказал:

— Что вы хотите сказать?

Лейтенант:

— А то и хочу сказать. Сейчас возьми мой РПК, там ещё есть патроны, и когда я их отвлеку, беги что есть сил…

Они открыли дверь, и сотни смердящих рук потянулись к ним, лейтенант прыгнул в эту толпу и с криком ”Беги, боец!” скрылся за десятками наваливающихся на него тел. Юрий побежал, как никогда не бежал в этой жизни, сзади послышался взрыв.

4 апреля, 19:20, около центра Электрозаводска.

Он бежал уже 20 минут и был готов сдаться и упасть, ибо несколько тварей никак не сдавались в попытке догнать его. В конце проспекта он увидел жёлтое здание, в окне горел свет. Из последних сил он добежал до дверей, но они были закрыты, колотя ногой по дверям, он испустил очередь по тварям, ползущим к нему. Неожиданно дверь распахнулась, а он, ввалившись внутрь, увидел своих сослуживцев – сержанта Петренко и ефрейтора Антонова…

КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *