Апокалипсис

Автор я. Попробовал совместить фантастику и мистику. Надеюсь, понравится, если да — продолжу.21 апреля 2068 года

— Чёрт! Чёрт! Чёрт! Вот влип-то! — я порылся в сумке. Дело плохо: последний рожок патронов и одна граната. Дверь сотрясалась от ударов, но старенький ржавый сейф, которым я подпёр дверь, пока держался. Вставив последний рожок и прислонившись к стене, я ждал, смотря на дверь. А как всё хорошо начиналось!

11 апреля 2068 года

Мелкими перебежками от стены к стене держусь в тени. Надо отдохнуть. Скатившись в воронку, я приложился к фляге. Вроде тихо.
Эх, а раньше по этой улице я гулял с друзьями, вроде недавно, всего пятнадцать лет назад, а как будто целая вечность прошла. Я ведь всё помню, как будто все было вчера вчера… Нас предупреждали…

Я тогда был молодым и талантливым физиком, наша лаборатория работала над засекреченным проектом, если не вдаваться в детали, то смысл был в том, чтобы открыть портал в параллельное измерение. Но, как выяснилось, произошла утечка, и наша работа стала достоянием гласности, последовал шквал негодования, больше всех возмущались церковники, христианская, католическая, исламская церкви, забыв свои распри, обрушили гнев на нас.
— Вы откроете врата в ад, — говорили они, обвиняли нас в том, что мы играем в богов.
Нам было плевать, мы были молоды, тщеславие застилало нам глаза.

Третье июля, тогда всё началось. Мы были готовы, все было рассчитано, портал был готов к работе. Нас было четверо в тот день: Сергей Дорохов — ответственный за проект, самый старший из нас, ему было тридцать восемь, Алексей Орлов — тридцатилетний энергетик, он отвечал за стабильность ядерной батареи, и я, Дмитрий Карпин, совсем юный, двадцать три года, я отвечал за оборудование и проводку, еще наш куратор — безымянный человек в деловом костюме с молчаливым помощником.
— Сергей Александрович, вы готовы? — куратор подошел к нам.
— Как никогда! — Сергей оторвался от пульта и улыбнулся. — Через пару минут мы закончим последние проверки и начнем.
— Я надеюсь, вы понимаете, что провал недопустим? – куратор как всегда был суров и немногословен. — Этот проект слишком дорого обходится казне.
— Всё просчитано сотни раз, – Дорохов, кажется, обиделся. – Эксперимент не сорвется!
— Хорошо, но безопасность прежде всего.
— Мы и так в тридцати метрах под землёй, в бункере, который прямое попадание ядерной боеголовки выдержит, куда уж безопаснее, – подал голос Алексей.
Я хмыкнул. Проверил проводку последний раз. Сама установка не впечатляла: четыре столба пятиметровой высоты, расположенных квадратом, но мы знали, что металл для колонн был особым сверхпрочным сплавом, а механизмы и схемы разрабатывались не один год, и всё это стоило больших денег.
— Это не важно, мы не можем знать, что по ту сторону!
«Проверка завершена, ошибок не обнаружено» появилась на мониторе надпись.
— Ну что ж, приступим! Алексей, тестовый запуск, мощность батареи на десять процентов. Дмитрий?
— Механизм стабилен.
Я вернулся за бронестекло, которое отделяло нас от установки, и сел за пульт.
— Тест окончен, — Сергей поправил очки. — Начнем эксперимент! Мощность тридцать процентов.
По колоннам установки пробежали искры, на пульте энергетика замерцали диоды.
— Отчёт, — Дорохов внимательно смотрел на установку, не отрывая взгляда.
— Батарея в норме.
— Механика исправна.
— Причина разрядов?
— Остаточное статическое поле, — Орлов пробежал по клавишам пальцами. — Угроз нет.
— Повышай на пять процентов каждую минуту.

Всё шло хорошо, на семидесяти процентах колонны начали мерцать.
«Внимание! Нестабильность реактора».
— Алексей? — Дорохов занервничал.
— Потеря мощности два процента, в пределах допустимого. Продолжаем?
— Да.
Когда мощность дошла до девяносто процентов, колонны засветились ровным голубым цветом, а в центре сформировалось энергополе, похожее на дыру в неизвестность.
«Опасность! Нестабильность реактора!»
— В чём дело? — Сергей бросился к пульту энергетика, тот стучал по клавишам.
— Резкий скачёк энергии, реактор пошёл в разнос, — Орлов был близок к панике. – Я не контролирую процесс!
Мой пульт тоже мигал сигналом тревоги.
— Проводка плавится!
— Проклятье! — Дорохов схватился за голову. — Экстренная остановка реактора! Скорее!
«Отказ системы».
— Нет, нет, не может быть, — Сергей опустился на пол. — Как же так?
Установка светилась синим светом, от которого резало глаза.
Куратор откинул Дорохова, который прибывал в состоянии шока в сторону.
— Прогноз! Быстро!
— Через три минуты реактор расплавится!
— Система экстренного затопления?
— Все системы отказали! Контроль полностью потерян!
— Всё. Конец, — Алексей стал убийственно спокоен.
Вспышка. Тишина. Тьма.
— Ох, — я вылез из под пульта. – Я жив?
— Да все живы, — Куратор бил по щекам Сергея, Алексей держался за голову и стонал.
— Как? Я думал, конец нам!
— Стекло выдержало.
Я обернулся — за стеклом был настоящий ад, огонь и дым, ничего не было видно.
— Стекло оплавляется, — заметил я.
— Оно выдержит, – ответил Сергей, который уже очнулся. — Там четыре слоя.
— Дорохов, ты подписал себе приговор! — Куратор достал из кобуры Стечкин. Молчаливый помощник куратора тоже достал пистолет и направил на нас с Алексеем.
— За что? — Сергей попятился. – Я…
— Заткнись, очкарик, ты взорвал установку, которая стоила миллионы, чуть не угробил всех, но самое главное, ты не оправдал возложенные на тебя надежды, — он передёрнул затвор и направил дуло в лоб Сергея.
Стекло затряслось от ударов.
— Что это? — куратор смотрел за спину Дорохова. — Какого…
Договорить он не успел, стекло треснуло, и огромный кусок просто обезглавил его. Тело обмякло и упало. Мы смотрели на пролом. Резкий свист, и Орлов падает рассеченный надвое, а в проломе показалась когтистая лапа с красной бугрящейся кожей.
— Ахахахах, – от этого хохота заложило уши. — Я свободен! Время пришло!
Остатки стекла осыпались, и в комнату ступило оно… Три метра ростом, гипертрофированные мышцы, темно-красная чешуя, когти по полметра, чёрные рога на голове и глаза, в которых пылал огонь преисподни.
— О, Господи! — Дорохов перекрестился.
— Не стоит, смертный, не поможет.
До того молчавший помощник ныне мёртвого куратора спустил курок, пули впивались в плоть существа и пропадали, а оно даже не поморщилось.
— Надоел, — оно щёлкнуло пальцами, и несчастный осыпался на пол горстью пепла.
— Ты… кто?
— Демон.
— Кто?
— Тьфу ты! Демон, говорю! Ад и все дела.
— Не может быть!
Пока Сергей и Демон беседовали, я отползал к выходу, называйте меня трусом, но очень жить хотелось.
— Смертный, вот я перед тобой, демон Небирус, фельдмаршал Ада, так что может.
— Всё же получилось…
— Ты про свой эксперимент? Получилось, вы портал в Ад открыли и выпустили меня, — Демон оскалился. — Ладно, времени нет с вами болтать, мне ещё человечество уничтожать.
Он одним движением оторвал Сергею голову и посмотрел в мою сторону, но я был в лифте, и двери уже закрывались, последнее, что я увидел, оскал демона и темнота…

Так по нашей вине начался Апокалипсис. Позже я узнал, что в тот момент, когда Небирус ступил на пол нашей лаборатории, по всему миру открылись порталы, и из них вышли демоны, тысячи демонов… Армии мира уничтожили в первые два дня, а потом они принялись за остальных.
Менее чем за два месяца из семи миллиардов людей в живых осталось два миллиарда.
Помощь пришла неожиданно, церковные конфесии создали совет и держали оборону в Ватикане, на святую землю демоны не могли ступить. Скоро это поняли и остальные, менее чем за три года все церкви, мечети, храмы, синагоги и прочие святые места превратились в укрепленные города и поселки. Сначала Демоны воевали в набедренных повязках и с мечами или вообще голыми руками, но вскоре появилось оружие, способное убивать их: освещённые патроны, гранаты с серебряными осколками тоже освященными, и демоны дрогнули, они поняли, что они тоже смертны. Силами Ватикана был отбит весь Рим, христиане отбили Москву, столицы возвращались к людям.
Рядовые демоны погибали сотнями, с демонами-офицерами было сложнее: оружие их только ранило, но не убивало, они стали улучшать свое вооружение, появились доспехи, оружие дальнего действия, они бомбили города огненными снарядами.
Города и церкви держались, но продвинуться далее не получалось, и так продолжалось уже пятнадцать лет.
Десяток мегаполисов и несколько сотен городов поменьше оставалось от миллиардного человечества. Остальной планетой правили демоны во главе с Небирусом.

А пять лет назад появились Искатели — люди, которые ходили по пустошам, сражались с демонами и искали ответ на вопрос: Как победить демонов? Я один из Искателей…

На днях стало известно, что в Москве собирают Искателей для опасного задания, я был всего в тридцати километрах и решил узнать, что за опасное задание, да и запасы пополнить надо.

«Чёрт, — задумался, — не стоит расслабляться…»
Я услышал рык и неразборчивую речь.
Выглянув из своего убежища, я увидел отряд, человек в тридцать. Не везёт! Проклятые! Бывшие люди, порабощенные демонами, теперь их верные марионетки.
Я вылез из воронки и посмотрел на них, Проклятые были в трех метрах от меня.
— Стой! — командир вражеского отряда навел на меня ствол автомата. — Кто такой? Что делаешь на землях нашего господина?
Мда уж, выглядят они не важно, видимо, контроль демонов не проходит бесследно. Бледные, истощенные, а самое главное, что отличает их от простых людей – глаза. У Проклятых глаза выцветшие и стеклянные.
— Я просто странник, – я нащупал гранату в кармане. — Я просто пытаюсь выжить.
— За дурака меня держишь? Ты Искатель! Взять его!
Я выдернул чеку и кинул гранату. Взрыв.
Удачно, сразу всех одной гранатой. А, нет не всех.
Главарь корчился на земле, ноги его дымились.
— Ну что? — я присел перед ним на корточки. – Отпустили бы меня, живы бы остались.
— Тебя убьют другие, может не сегодня и не завтра, но ты сдохнешь, – он засмеялся, изо рта его брызнула кровь.
— Мне часто это говорят, — я поднялся и короткой очередью размозжил ему голову.
Пора, идти ещё долго.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *