Я вернулась

Мой первый рассказ, навеянный сномХолодный пасмурный день был полностью пропитан осенью. В воздухе стоял тяжелый и гнетущий запах сырости, убивающий призрачные надежды на тепло. Порывы ветра то и дело покачивали ветви дуба, стоящего на вершине холма. Это было могучее и размашистое дерево. Оно единственное из последних сил удерживало на своей ветке лист, стараясь во что бы то не стало сохранить последнюю капельку жизни.
Внизу, в долине, располагался небольшой городок. Ржавый указатель с надписью «Добро пожаловать в Ходорвилль. Население города 732 человека» то и дело пошатывался под беспощадным ноябрьским ветром.
Когда-то здесь действительно проживало более семисот человек. Однако те времена прошли. Сейчас это полузаброшенный город, который едва насчитывает три сотни.
Наступал вечер, и сумерки начали накрывать поселение. Свет на улицах этого города не горел уже много лет, за исключением единственного магазинчика на углу Бероуз и Лидоу Стрит. В этой продуктовой лавочке работала 19-летняя белокурая девушка по имени Керри Шоу. В очередной раз расставив банки с фасолью на полке, девушка тяжело вздохнула и посмотрела на часы. Стрелки показывали без четверти шесть. Это значило, что через 15 минут ее рабочий день будет окончен, и она сможет уйти домой. За девятичасовой рабочий день Керри успевала изрядно устать. На секунду она задумалась о своей маме. Она была великолепной напарницей в магазине. Вместе с мамой они всегда без проблемно справлялись со всей работой: Керри обслуживала немногочисленных покупателей, а мама пополняла полки и протирала стеллажи. После рабочего дня они в приподнятом настроении возвращались домой, зная, что бабушка уже приготовила вкусный ужин. Однако только погрузившись в воспоминания, Керри сразу же отторгла их. Вытерев слезу и проглотив комок, застывший в горле, девушка пошла переодеваться в подсобное помещение. Сменив тапочки на сапоги, а фартук на пальто, она вышла из магазина, вставила и провернула ключ в замочной скважине. Тем не менее, Керри оставила вывеску гореть. Так делала ее мама, это же вошло и в привычку ее дочери.
Дорога к дому занимала около десяти минут быстрым темпом. Голод мотивировал поскорее добраться домой, однако мысли замедляли ее темп. В голове стоял тот роковой день, когда мама покинула ее. Врачи не давали вразумительного названия болезни. Одни называли это гепатитом, другие-лейкемией. Однако что бы это ни было, оно съело Линду Шоу всего за полтора месяца. Из цветущей и радостной женщины, Линда превратилась в усохший и безжизненный цветок.
Кладбище, на котором она покоилась, находилось недалеко от пешеходной дороги. Остановившись у кованных ворот входа в кладбище, девушка начала переминаться с ноги на ногу. В конце концов, достав фонарь из сумочки, она решила зайти в гости к маме. Могила находилась в шестидесяти метрах от входа. Спустя три минуты она подошла к надгробию и посветила на него лучом света. Надпись гласила: «Линда Шоу. 23.05.1962-13.09.2008»
По щеке Керри потекла слеза. Затем она посветила вокруг, увидела несколько астр. Сорвав две штуки, Керри наклонилась, чтобы положить цветы на могилу. Внезапно ее взгляд упал на другую надпись, ранее не замеченную. Присветив фонариком, она прочитала два слова, выцарапанных на мраморе. «Я вернулась». Удивление девушки сменилось замешательством, а затем и страхом. Встав с колен, Керри поспешно развернулась и покинула кладбище. Уже через 3 минуты она вбежала в дом, закрыла дверь на защелку и упала на пол. Она дрожала. Стараясь снять стресс, девушка пошла в ванную, чтобы принять горячий душ. В гостиной сидела бабушке в кресле. Впереди бабули был телевизор, так что она сидела спиной ко входу в комнату. Керри поздоровалась с ней, однако та не ответила. В голове промелькнула мысль: «Спит».
Поднявшись в ванную на втором этаже, девушка провернула рукоять крана, и горячая вода стала заполнять чугунную емкость. Через 5 минут ванна была заполнена. Сняв с себя одежду, Керри медленно лягла в воду. Тепло разнеслось по всему телу, и глаза сами по себе начали слипаться. Не в силах бороться с усталостью, девушка закрыла глаза и уснула…
Спустя 4 часа Керри проснулась от грома на улице. Вспышка молнии рассекала небо, а гром придавал этому мощи. Вода успела остыть и даже стала слегка холодной. Но дело было не в этом. В ванной не горел свет. Немного привыкнув к темноте, Керри вылезла из ванной и вытерлась полотенцем. Одев халат, она подошла к двери и нажала на выключатель. Свет не загорелся. После нескольких безуспешных попыток, девушка сдалась и пошла вниз. Спустившись на первый этаж, она услышала шум телевизора.
Странно, подумала Керри: света нет, а телевизор работает. Его свет освещал часы, которые показывали почти одиннадцать ночи. Обычно бабушка ложилась спать уже в девять. Но она по прежнему неподвижно сидела в кресле. Керри окликнула ее, но в ответ послышалось лишь молчание. Подойдя к креслу, она положила бабушке руку на плече и повернулась к ней лицом. Однако в тот же момент с криком отлетела от кресла.
Изо рта бабушки текла кровь, глаза были закатаны вверх, а на лбу кровью была выцарапана фраза, которую Керри видела буквально несколько часов назад на кладбище. Застыв в ужасе, девушка лежала на полу и не могла пошевелиться. Затем, переборов страх, бросилась к телефону у окна, что бы вызвать 911. Только лишь подбежав к телефону и схватит трубку, последовал удар молнией в столб электропередач, прямо напротив дома.
Телевизор в момент перестал работать и потух, а вместо гудков в трубке была слышна лишь тишина. Темнота поглотила комнату. Керри абсолютна потеряла контроль над собой и упала на пол в истерике. И сразу же после этого небо озарила очередная вспышка. Это длилось всего долю секунды, однако сердце Керри успело остановиться от увиденного. За окном на нее смотрела Линда, которая зловеще улыбалась. В открытую форточку было слышно два слова, которые она без остановки шептала. А затем разбила головой окна и вползла в комнату…
А где-то там, на вершине холма, ветер сдул с дуба последний лист…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *