Чёрные кошки — демоны

Автор — я.

Мы сидели на кухне с подругой, когда туда зашла ее родственница (к слову сказать, уже возраста преклонного). Я ее спросила, чего она так кошки черной испугалась.

— Ой, да я их с детства боюсь до жути! — сплюнув через левое плечо, ответила мне она.

На мой немой вопрос она и рассказала мне эту историю.К моей подруге приехала родственница из села. Вот как-то вечером я решила к ней зайти, чай попить с рулетиком и поболтать. Подхожу к дому и перед подъездом наблюдаю картину. Её родственница, подходя к подъезду, отпрыгнула от черной кошки как от огромной собаки и кричит: «Cгинь нечистая!!!» Я подошла, шугнула кошку и открыла ей дверь в подъезд. Позже, уже дома, сидя на кухне с подругой, когда туда зашла ее родственница, к слову сказать, уже возраста преклонного, я ее спросила, чего она так кошки-то черной испугалась.

— Ой, да я их с детства боюсь до жути! — сплюнув через левое плечо, ответила мне она.

На мой немой вопрос она и рассказала мне эту историю. Далее от первого лица. Попытаюсь языком рассказчицы.

Была у меня подружка в детстве, жили мы на одной улице, хотя какая там улица-то в деревне, четыре с половиной дома. А Маруська ента всё во всяки бесовские штучки верила, то карты притащит — мы гадаем на всех мальчишек села, то книжки какие надыбает с заговорами всякими. И вот ентой oшалелой взбрело как-то в голову какое-то там заклинание, что ли, или обряд провести. Да я уж толком и не помню, меня с понталыги сбило все, шо дальше случилось.

Зима тогда была, снега полно. Нам лет эдак по 12-13 было. Пока мамка ейная была у соседки, Маруська и предложила мне какое-то там заклинание прочитать. Темно уж было, отговаривала я ее, но настырна девка, и пошла я у нее на поводу. Вышли мы во двор, стала она там что-то бормотать и ножом по снегу водить. А холодина была, до костей пробирает. Я уж с ноги на ногу прыгать начала.

А во дворе ейном виноградник был. Гляжу, а там среди ветвей виноградника два маленьких огонька. Говорю: «Гляди, Марусь, шо ета там?» Мы глазюки выпучили и смотрим, а огоньки как бы двигаться стали нам навстречу. Я поневоле назад попятилась. Тут из виноградника кошка черная выходит, встала и стоит, на нас смотрит, глаза горят в темноте. Рекс (так пса Маруськиного звали) заскулил и в конуру свою запрятался, кошки испугался, ишь ты, хотя гонял их вечно по всему селу. А потом кошка ента как начнёт орать, и не как кошки обычные орут, а каким-то жутким воплем. Просто стояла и орала, глядя на нас. Мы со страху как завизжим и в хату побегли, там и закрылись. И тут как в дверь начали царапаться, и будто не кошка, а зверь какой большой. Мы прижались друг к дружке, дрожим и ревем сидим со страху. А прихожая, в которую мы забежали, без окон, даж посмотреть невозможно, шо там во дворе происходит. В основной дом дверь из прихожей ведет, мы было туда хотели, а оттуда тоже скрябать кто-то стал. Потом сбоку, за стенкой, и этот ор кошачий стоит со всех сторон. Казалось, кошка ента будто по кругу бегает вокруг прихожей, что было невозможно.

Вдруг дверь открылась резко, мы как заорем до хрипоты с Маруськой. А енто мамка ейная вернулась, а как зашла — Бог ее знает, мы дверь-то закрывали. И не поняла она, чего мы такие напуганные и зареванные обе. Мы ей наперебой рассказываем, а она нам не поверила и грит — кошки там нет никакой и ни у кого у соседей тут черных котов нет. Вот так-то. А ножик, которым Маруська по снегу водила, мы так и не нашли. Бог его знает, куды он девался. И кошка-то была аль демон какой, пойди разбери, только вот с тех пор и боюсь я кошек ентих чёрных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *