После жизни

[hide]Источник[/hide]
Автор: Matros na zebre«Сто сорок! Сто шестьдесят! Сто восемьдесят! Да это зверь, а не байк!»

Поворот под прямым углом, лёгкий выезд на встречку. Грохот, всё кружится… Свет… Остался свет и больше ничего. Свет, туннель из ярко-белого света.

— Он мёртв, зрачки не реагируют, — холодно отрезал доктор, выключая фонарик. — Пульса нет. У него не было шансов.

— Кто это говорит? Что со мной? Куда делся свет? Где я? – недоумённо вопил парень.

Встал он достаточно легко. Осмотрелся. Зрение начало возвращаться волнами. На мокром асфальте лежал искорёженный кусок металла, в котором он узнал свой BMW. Чуть поодаль стоял огромный грузовик, нервно подмигивающий аварийками.

— Я жив! — воскликнул парень.

На этот возглас никто не обратил внимание. Три человека измеряли дорогу, а пожилой мужчина что-то увлечённо рассказывал полицейскому, широко раскидывая руками в стороны. Парень обернулся ещё раз в сторону грузовика и увидел стоящую на обочине машину скорой помощи.

— Что происходит?! Э-эээ-эй! Это я вам говорю! Что происходит, мне кто-нибудь объяснит? — кричал он санитарам, которые курили около машины медиков, ни на секунду не отвлекаясь от своего разговора.

— У меня всё! Забирайте! — воскликнула молодая девушка, сидевшая совсем рядом с ним, но которую он упорно не замечал.

Оглянувшись, он обомлел. Около девушки лежало, небрежно разбросав руки, тело. Это было его тело. Он с ужасом начал понимать всю масштабность происходящего.
— Нет! Стой! – кричал он вслед девушке.- Я здесь! Тело там. Верните меня обратно!

В панике он пытался схватить судмедэксперта, но попытки были тщётны. Его руки проходили сквозь неё.

— Это, наверное, просто сон. Обычный кошмар, — успокаивал он себя. – Я сейчас проснусь, умоюсь, и всё будет хорошо.

В это время санитары забросили тело на носилки, а потом с размаху кинули в машину.

— Полегче! Это же моё тело! – отчаянно вопил он.

Никто его не слышал. Дверь захлопнулась, и завёлся мотор. Парень запрыгнул в машину через закрытую заднюю дверь. Сложно сказать, что было у него на душе в это время. Глядя в свои закрытые, словно спящие глаза, остановил свой взор на шраме над левой бровью. Вспомнил, как упал с велосипеда, съезжая с горки, и об острый камень рассёк себе бровь. Ох уж и перепугался он тогда. Этот шрам был немым напоминанием его страсти перед скоростью.

Потом вспомнил свою мать и тут же перенёсся к себе домой – туда, где родился и вырос. Мать сидела около окна. Было раннее утро. «Неужели она уже встала?» — подумал он. Потом увидел её глаза и понял, что она ещё не ложилась. «Неужели всю ночь ждала меня?»

Эту мысль прервал телефонный звонок. Мать подскочила в тот же миг, нажимая клавишу ответа.

— Да? Где ты, Антоша? — взволнованно спросила она.
Затем последовала долгая пауза. Она медленно опустила руку с телефоном и безвольно выронила его на пол. Глаза налились слезами. Судорожно дрожащие губы разрушили тишину оглушающим криком: «Не-е-е-ет!» Мать начала метаться по квартире, в рыданиях разбрасывая всё вокруг.

Парень не мог смотреть на то, как убивается по нему мать. Он предпочёл выйти.

Бродя по знакомым местам, Антон останавливался около особо значимых для него мест.

— Я держу равновесие. Смотри, мам! — вспоминал он.

— Вижу-вижу, – улыбаясь, отвечала ему мать. – Осторожней!

Сквозь слёзы улыбаясь, он пошёл дальше. Пройдя ещё два квартала, он увидел большой цветочный магазин. Остановившись, он вспомнил, что на этом месте располагался большой магазин мототехники.

— Когда я вырасту, я обязательно куплю себе такой! — перекрикивая мотор, кричал мальчик.

— Конечно, купишь, – смущённо улыбаясь, отвечала мама.

— Самый быстрый возьму, я очень люблю скорость!

— Глупыш, это ведь опасно, – улыбаясь, предупреждала она.

— А я всё равно возьму самый быстрый!

Следующие два дня прошли в блужданиях по городу. Побывал на пьянках друзей, где все говорили о нём, дважды видел свою бледную мать, которая заметно постарела за это время.

— Эх, мама, мама… Если бы я мог тебя хоть как-то успокоить. Я люблю тебя, мама! Почему я это говорил тебе так давно и так редко? — говорил он вслух, сидя рядом с ней у своего гроба.

— Глупыш… — сквозь слёзы проронила она и второпях вышла в другую комнату.

— Знаю, – виновато ответил он.

Похоронную процессию просидел около могилы своего деда, который всегда предупреждал, что ничего хорошего не бывает от быстрой езды. Напоследок подошёл к своему телу, чтоб ещё разок взглянуть на него. Создавалось впечатление, что парень прилёг всего лишь вздремнуть и вот-вот проснётся. Но нет… Крышка закрывается. И только в этот момент он отчаялся. Парень понял, что дорога назад закрыта.

Две недели он блуждал по городу. Подходил то к одному, то к другому в попытках заговорить. Никто не слышал его. А спустя это время, многие уже и забывать о нём начали. Его девушка уже была с другим, на работе за его столом сидел уже другой клерк. Мало что напоминало в этом мире о том, что он вообще когда-то жил. Лишь фото с чёрной лентой около кровати его матери, не более. Друзья тоже переключились на другие темы, лишь изредка вспоминая о нём.

Сидя в парках, он размышлял о ничтожности его жизни. О том, что всю жизнь его была лишь погоня за смертью. Он всё время грезил о мотоцикле и быстрой езде. Он отказывал себе в ежедневных удовольствиях, чтоб получить этот злосчастный механизм. Задерживался на работе, чтоб получить больше денег и приблизить свою цель.

И всё ради чего?

Прошло два месяца. Он продолжал бродить по городу, размышляя вслух. Добредя до местной церкви, он решил войти. Около икон, как всегда, горели свечи, а людей почти не было.

— Мало кто заходит в церковь в будние дни. Либо на крупные праздники, либо когда человеку что-то очень нужно, и он не может справиться сам. Только тогда он идёт в храм. Мало кто после этого заходит поблагодарить бога. Из-за своей эгоистичности мы приписываем чудеса себе или сбрасываем на то, что в любом случае обстоятельства бы так сложились независимо от посещения церкви, – слегка осуждающе продолжал говорить он. — Удивительное чувство — говорить в церкви вслух, ведь всё равно тебя никто не слышит. Разве что бог… Странное он место выбрал. Я думал, что ад выглядит как доменная печь, где тебя жгут черти. А ад, оказывается, такой. Ходишь по городу, встречаешь знакомых людей, а поговорить с ними не можешь. Кошмарное одиночество в кругу людей. Даже котлы, около которых стоят черти, были бы куда более лёгким испытанием. Ох. Батюшка… Я знаю, что ты меня не слышишь, но всё же я хочу исповедаться. Послушай больную душу, не уходи, — попросил он священника, сев напротив него на колени.

Я мёртв уже и ничего не могу изменить. Но если бы я смог прожить свою жизнь сначала, то многое бы сделал по-другому.

Я бы говорил людям о том, что они значат для меня. Я бы радовался каждому рассвету. Я бы просыпался раньше, чтоб сделать как можно больше хороших дел для этого мира. Я бы не гонялся за призрачными выгодами. Я бы не искал счастья, а был бы его источником. Я бы подавал руку помощи всем нуждающимся в ней. Я бы постоянно думал, что говорить и никогда не говорил бы впустую. Я бы не завидовал тем, кто имеет то, что мне нравится, а радовался бы за них. Я перестал бы быть узником вещей. Я бы всегда верил, что пока жив, то найду выход из любой ситуации. Никогда бы не опускал рук. Я бы находил приятное в полезных делах. Снял бы маску тщеславия, заменив её на естественное своё «я». Больше бы читал. Встречал бы каждого человека с улыбкой. Брался бы за выполнение самых больших задач сегодня, потому что понимаю, что завтра может у меня уже и не быть. Я бы не подражал другим, а был бы собой. Жизнь слишком коротка, чтобы просыпаться утром с сожалениями. Я бы дарил свою любовь тем, кто относится ко мне хорошо, и прощал бы всех тех, кто относятся ко мне плохо. Я бы всегда всё делал вовремя и никогда бы не сомневался в том, что я найду способ, как это сделать. Я бы понял, что нет прошлого, и будущее может не прийти, и жил бы полностью прямо сейчас. Я бы всегда радовался тому, что имею. И не сожалел бы о том, чего у меня нет. Я бы не пытался стать лучше, чем кто-то, а становился бы лучше, чем я был вчера. Я бы никогда не рисковал своей жизнью, потому как ничего нет ценнее, чем жизнь.

Он ненадолго замолчал, а потом продолжил:

— Отец, я знаю, что вы не слышите этого, но я бы чаще заходил бы в церковь, чтоб поблагодарить Господа за то, что дал мне ещё один день жизни! Я сожалею о том, что заходил сюда только тогда, когда мне что-то было нужно от Бога.

— Если тебя никто не слышит, то это не значит, что тебя не слышит Создатель, – неожиданно ответил старец. – Тебе будет дарован ещё один шанс. Не проживай свою жизнь впустую…

_________________________

Прошло пять лет.

— Когда я вырасту, я обязательно куплю себе такой! — перекрикивая мотор, кричал мальчик.

— Конечно, купишь, – смущённо улыбаясь, отвечала мама.

— Самый быстрый возьму, я очень люблю скорость!

— Глупыш, это ведь опасно, – улыбаясь, предупреждала она.

— А я всё равно возьму самый быстрый!

[hide]Источник[/hide]
Автор: Matros na zebre

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *